Закрыть ... [X]

Не морщься морщины будут

— Наверное, не стоит мне идти, — вздохнула она.

— Почему это? — Удивилась Ииша. — Вы же с родителями в Тирасе трактир держите, и ты там с детства работаешь. Неужели, не сможешь испечь печенье?

— Смогу, но только где? — Стори развела руками. — У меня нет ни ингредиентов, ни печи, ни коровы…

В ответ на это Лифия потрепала Стори по плечу.

— Не переживай. Приходи ко мне завтра рано утром, мои кухня и корова будут в твоем полном распоряжении. Очень уж ты мне нравишься, Стори, и я просто не могу тебе не помочь.

— Вот и правильно, — поддержала сестру Слакит, а друзья Стори так и засияли улыбками. — А теперь давайте на боковую. Завтра у Стори много дел, ей нужно выспаться. Надеюсь, вам будет здесь удобно. Если что, стучитесь в дом — я принесу вам еще одеял.

Рано утром Лифия сама разбудила Стори и забрала ее к себе в дом. Ее дочь и муж еще спали, так что на кухне никто не мешался. Стори решила приготовить для Иовды свои любимые кукурузно-лимонные печенья, которые очень славились среди посетителей «Смеющегося волка» и получались у Стори лучше всего. Все нужные ингредиенты: муку, яйца, имбирь, кукурузную крупу, соль, масло, сахар и лимоны — для приготовления предоставила хозяйка дома. Как и всякие венчики, тарелки, противни и самое главное — печь. Управилась Стори быстро, наготовив печенья так же и для семьи Слакит и Лифии. А вот с молоком пришлось гораздо труднее — Стори мало того, что никогда коров не доила, так она их вообще всегда, приезжая в Глонкс, старалась обходить стороной. Очень уж не нравились ей эти медлительные квадратные животинки. А теперь придется познакомиться с одной из них очень близко.

Лифия привела Стори в сарай, где содержалась ее корова, поставила ведро, стульчик, и показала девушке, как надо правильно доить.

— А много молока-то Иовде нужно? — В процессе спросила Стори. Она морщилась, но доила.

— Ты дои-дои, я скажу тебе, когда хватит, — улыбнулась ей женщина. — И не морщься, улыбайся лучше. Ты же хочешь, чтобы угощенье ведьме понравилось, так?

— Так, — вздохнула Стори, и принялась думать о том, как хорошо она заживет с Тауиром, когда ведьма поможет ей вернуть Кнута. Улыбка сама собой появилась на ее лице.

К тому времени, как проснулась семья Лифии, была готова корзина с горячим печеньем, и кувшин свежего молока. Стори решила никого из друзей не будить, и наведаться к ведьме одной, так будет правильнее. Она завязала волосы в тугую косу, переоделась в любимое зеленое платье, сняла обувь и направилась к домику на озере.

Трава была холодной и мокрой, и это бодрило. Над озером еще стоял утренний туман, а тусклое солнце едва проглядывалось сквозь серые облака. Стори подошла к мостику, и остановилась на мгновение, размышляя, точно ли она готова обратиться к ведьме, но тут снова вспомнила, как уютно ей было спать рядом с Кнутом холодными зимними ночами, и уверенно ступила на старый мостик. Попытка — не пытка. Ноги, уже и без того мокрые от росы, по щиколотку ушли в прохладную чистую воду. Мостик шатался под ее шагами, но Стори уверенно шла, балансируя руками. Один раз она чуть ли не упала влево — перевесила корзина, но удержалась, и с улыбкой пошла дальше. Остров оказался небольшим: только лесок позади дома, жиденькая посадка вокруг него и, собственно, сам дом. Одноэтажный, деревянный и покосившийся, даже без крыльца и забора. В утреннем тумане и с этими голыми деревьями все казалось здесь ужасно мрачным и унылым. Наверное, именно в таком месте и должна жить ведьма.

Стори остановилась прямо напротив дома, у посадки тонких еще голых деревьев. Она долго стояла, просто смотря на пустые окна, и не решалась пройти дальше, как вдруг услышала приятный женский голос.

— Вам помочь? — Спросила незнакомка, и Стори, вздрогнув, обернулась в ее сторону. Оказалось, что это молодая девушка, по виду ровесница Стори. У нее были длинные спутанные волосы рыже-русого цвета, и пронзительно-голубые глаза, которые смотрели на эльфийку с интересом. А на плече у нее, вцепившись когтями в меховую накидку, сидел большой черный ворон.

— Я… — Стори растерялась. Она не ожидала, что ведьма будет выглядеть так молодо, и ждала увидеть худую согбенную старуху. — Мне нужна Иовда. Это вы?

— Я? — Девушка весело рассмеялась. — Неужели, я так плохо выгляжу? Да нет же, я не Иовда! Я ее внучка. Меня зовут Луивлика. А ты…

— Я Стори.

— Здравствуй, Стори. Хм, а к нам ведь еще никогда не приходили эльфы. Вернее, я ни разу не видела их здесь. Они ведь бабушку не очень любят. Что ж, я вижу, ты с гостинцами? Ну пойдем, Стори, познакомлю тебя с бабушкой, она сейчас позади дома. Только не пугайся, у нас волк в домашних любимцах, а я знаю, что вы, эльфы, их недолюбливаете.

Стори уже хотела сказать, что она напротив очень любит волков, и пришла как раз за тем, чтобы помочь одному из них, но сдержалась. Все это она расскажет уже самой Иовде, если, конечно, той понравятся угощения. Она шла за Луивликой, и все смотрела на ее ворона, который послушно сидел на плече девушки, словно бы был дрессированным. А может быть, у Луивлики и ворона такая же связь, как у нее с Мэлло. Но внучка ведьмы тут же развеяла эти сомнения: она тряхнула плечом, и ворон слетел с него, и приземлился на траву.

— Отстать ты уже, тяжеленный, — сказала она, и весело посмотрела на Стори. — Я его еще птенцом прикармливать начала, вот и привязался.

Тут голос подал и Мэлло, видимо почувствовав, что Стори думает о нем.

— «Стори, где ты?»

— Я у ведьмы, — мысленно ответила она, — все хорошо. Сейчас буду передавать ей угощения.

— «Не переживай, ей понравится. А я буду рядом», — тут же она увидела, как ее сокол опустился на ветку одного из деревьев. За ее взглядом проследила и Луивлика.

— Твой?

— Что?

— Твой хранитель, спрашиваю? Я знаю, что у эльфов такие имеются. Ты же из Кранноя, так? У тебя внешность типичная краннойская.

— Я? Нет, не оттуда я. Но там живет родня.

— Не важно, — Луивлика взяла Стори за руку, и они обошли дом. — У меня ведь тоже хранитель есть. Ну… потом расскажу. А вот и бабушка. Бабуль!

Иовда услышала, что ее зовут, и вышла навстречу внучке откуда-то из кустов. Ведьма действительно оказалась старой, но не сутулой, не худой и не беспомощной — она была красивой стройной, держащей идеальную осанку. Со своими длинными седыми волосами Иовда напомнила Стори Лучлот, но лицо ее было совсем не таким как у друидесы, оно было морщинистым и добрым. Если бы не морщины, и не старческая одежда — грубое платье с несколькими юбками, лапти, старый потертый плащ, и перекинутая через грудь сумка с заплатками — она казалась бы даже молодой. Рядом с Иовдой бежал худой длиннолапый волк. Увидев его, Стори даже не дрогнула, и это тут же оценила Луивлика, бросив на нее одобрительный взгляд.

— Бабушка, к тебе пришли. Это эльфийка Стори. Она сама не из Кранноя, но там живут ее родственники. Она принесла тебе печенье и молоко.

Стори высвободилась из-под руки Луивлики, и поспешила к Иовде. Подойдя к ведьме, Стори откинула полотенце с корзины, и протянула ее Иовде.

— Это вам.

— Стори, значит. — Ведьма снова накрыла корзину полотенцем. — Не здесь, пошли в дом.

Внутри этого небольшого дома было жарко, темно и пахло травами. Стори распознала запах базилика, зверобоя, калгана, крапивы и бузины — остальные запахи так переплелись друг с другом, что выцепить что-то еще у девушки не вышло. Да она и не сильно расстроилась, и просто расслабилась, вдыхая успокаивающий аромат, и просто наслаждалась им.

Ей еще ни разу не доводилось бывать в жилищах ведьм, если, конечно, не считать ее бабулю. Но ту настоящей ведьмой назвать можно было лишь с натяжкой, да и дом казался Стори скорее родным и знакомым, чем интересным и таинственным. А здесь все было необычное и загадочным: большой деревянный стол на кривых ножках, на котором были разложены травы, темные мешочки и стары книги, наложенные одна на другую. На полочках стояли кувшины и шкатулки, на полу — солома и шкуры, к потолочным балкам привязаны перья, колокольчики и кроличьи лапки. Так же Стори увидела большой котел, оленьи рога, множество ножей разной формы и размеров, масляные лампы, клубки ниток, незнакомые ей амулеты, и разноцветные камни. И это лишь то, что лежало на виду, а сколько еще сокровищ спрятано в этом доме, Стори даже и предположить не могла.

Иовда за руку провела Стори в небольшую комнатушку, и усадила ее на жесткую деревянную лавку. В дверь протиснулся и волк. Он обнюхал ноги Стори и, явно не признав в ней кого-то, кто может желать зла его хозяйкам, улегся на старые рваные подушки в углу.

— Давай сюда, — Иовда приняла из рук Стори ее корзину. — Попробуем, что ты там такого мне принялся.

Иовда выложила на стол тарелку с печеньями и кувшин, и улыбнулась.

— Местные жители рассказали, или сама как-то узнала?

— Жители, — смущенно ответила Стори. Она нетерпеливо заерзала на лавке, теребя ткань платья, и елозя босыми ногами по полу. А ведьма тем временем откусила кусок печенья и запила его неаккуратным глотком прямо из кувшина, и по ее морщинистым щекам потекли струйки молока. Почувствовав это, она спешно утерлась рукавом и, прожевав, улыбнулась Стори.

— Лимонно-имбирные, вкусные. Таких мне еще не приносили. — Похвалила ведьма, и добавила — а вот коров ты явно боишься, но все равно справилась, молодец. Так что же ты хочешь у меня попросить?

— Так вы поможете?

— А это смотря, что за проблема у тебя. Любовь тебе не наколдую, денег тоже, а вот если что со здоровьем твоим или родных связано, или потеряла кого-то, и помощь нужна, если справедливости хочешь, или удачи, сил — помогу. Так что же?

— Справедливости — да!

— Расскажи полнее.

Стори мельком глянула на волка, которые не сводил с нее взгляда, и сделала глубокий вдох. А затем она все рассказала Иовде: и о том, кем родилась, и как ненавидела себя, и про то, что сделала с ней Лучлот, и про Кнута, и про новых друзей, и про Тауира, и о том, как она хочет снова стать собой. О том, что даже пыталась это сделать, но друидеса помешала.

Иовда слушала ее внимательно, доедая печенья и допивая молоко.

— Прошу, помогите мне! — Закончила Стори. — Я хочу, чтобы Кнут и моя волчья сущность снова ко мне вернулись.

— Не могу, — покачала головой Иовда.

— Но может попробуете? Со мной трое эльфов из Кранноя, двое из которых были ученицами Лучлот, и старинный магический фолиант. Может быть, общими силами получится?

— Получится, — согласилась Иовда, и Стори чуть не завизжала от радости, но ведьма ее огорошила — Но я все равно не могу.

— Почему?!

— Запрещено. Нельзя изменять сущность энни, нельзя. Я не могу помочь тебе, прости.

— Но вы не меняете, а возвращаете все на свои места! Изменила Лучлот!

— Да, — Иовда тряхнула седыми волосами, — и это на ее совести. Я же не хочу брать на себя такой грех.

— Но говорят, что вы уже меняли сущности, — чуть не плача, проговорила Стори, — так рассказывают…

— А еще рассказывают, что я обращаюсь в волка и ворона. А еще ворую детей из ближайших деревень, кого превращаю в своего слугу, а кого ем. Луивлика вот, не внучка мне ни какая, а тоже украденный мною ребенок, в котором я увидала магический дар. Эх, слышала бы это ее покойная матушка, моя милая дочь. Видишь, Стори, не все, о чем говорят энни — правда.

— Ну прошу вас! Я сама этого хочу! — теперь Стори уже плакала. Она смотрела на ведьму полным отчаянья взглядом, а Иовда отвечала ей виноватым. — Я не смогу жить без Кнута! Как мне его отпустить? Он же погибнет! А как оставить? Он не создан для жизни в клетке!

— Прости…

Стори кивнула, поняв, что Иовду не уговорить не удастся, взяла корзину и на подгибающихся ногах направилась к выходу из комнаты. У двери в коридоре она встретилась с взволнованной Луивликой. Девушка посмотрела на нее полными тревоги глазами, но ничего не сказала. Но как только Стори прошла мимо нее, поспешила в комнату к бабушке. А Стори вышла из дома, и под начавшимся мелким утренним дождем снова пошла по хлипкому мостику-тропинке, но уже не полная надежд, а потерянная и полностью разбитая, не знающая, что делать дальше.

Сейчас она вернется к друзьям, вернется без надежд на то, что когда-нибудь снова станет собой прежней, на то, что вернет Кнута. И что ей делать? Отпустить его? Оставить навсегда жителем клетки, чтобы знать, что волк всегда сыт? А что потом? Расстаться с балаганом и Тауиром и вернуться к родителям? Остаться с артистами? Или умолять бабушку, чтобы та снова приняла ее в Кранной и сделала своей преемницей? Как же трудно…как трудно быть не собой. Она и так с трудом выдержала эти месяцы разлуки с волком и собой, и неужели придется прожить так всю оставшуюся жизнь?

Но вернуться домой?.. Если мама и поймет ее, то отцу будет тяжело принять дочь такой, зная, что это сделала с ней его собственная не морщься морщины будут мать. А что скажут соседи, друзья и посетители «смеющегося волка»? Нет, возвращаться Тирас никак нельзя. Конечно, теперь Стори может поступить в Академию магии, да вот желания такого у нее уже нет.

Конец первой книги


Источник: http://www.litlib.net/bk/70445/read/19

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Joseph Brodsky (Russian Poetry at Davar Web Site) Откололся зуб при пломбе



Не морщься морщины будут BLIZKO Екатеринбург - Портал товаров и услуг. Покупайте и
Не морщься морщины будут Cached
Не морщься морщины будут Биоэпиляция - цены в Москве в ЭпилСити
Не морщься морщины будут Брат и сестра, отношения. Ева. Ру: Женский
Не морщься морщины будут Ванночки для рук от сухости и трещин в домашних условиях
Не морщься морщины будут Выщипывание бровей ниткой что это такое и как делается?
Не морщься морщины будут Дарсонвализация десен. Дарсонваль, инструкция по применению
Не морщься морщины будут Дизайн кухни белого цвета: 40 фото дизайна и идеи для интерьера
Не морщься морщины будут Димексид и солкосерил от морщин: аптечный «ботокс»
Как выщипать брови ниткой в домашних условиях: коррекция бровей нитью Кисти для макияжа : какая для чего необходима? Микрофоны купить в интернет-магазине, цены, отзывы Hotline Окрашивание волос Балаяж Проблема природы ценностей человека и ценностного отношения Свадьба "СВОИМИ РУКАМИ " (мастер-классы) Декор, Оформление, Украшение Стартер МАЗ Татуаж бровей: как ухаживать за ним в первые дни, что важно знать

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ